БелгородПт, 18 июня 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

В Красной армии соблюдалась законность даже во время боёв

В Красной армии соблюдалась законность даже во время боёв
#Интервью

Фото Дмитрия Ладыгина и Алексея Литвякова

На конференции в Прохоровке, посвящённой истории Курской битвы, белгородский военный историк Василий Журахов рассказал участникам встречи о ещё неизвестных публике фактах о работе подразделений «Смерш».

В конце первого дня работы конференции региональный корреспондент Sm.News задал Василию Журахову вопросы об актуальных проблемах изучения истории Великой Отечественной.

— Василий Михайлович, как вас представить нашим читателям из других регионов?

— Военный писатель, полковник МВД в отставке, ветеран боевых действий.

— Сколько ваших книг по исторической тематике уже опубликовано?

— Шестнадцать.

— Василий Михайлович, как часто вы участвуете в конференциях в Прохоровке?

— Вот уже несколько лет, постоянно, с первого года образования исторических конференций делаю доклады на самые разные темы. В основном, готовил доклады о деятельности спецслужб в годы Великой Отечественной: о «Смерше», НКГБ и НКВД.

— В выступлении, предшествующем вашему, историк Александр Зданович рассказал о военных контрразведчиках Степного военокруга. Он при этом отметил, что из-за нереабилитированных изобличённых ими оборотней историкам трудно получить доступ к связанной с ними информации. Это существенная проблема?

— Это вообще сейчас проблема номер один. Негодяй во время войны совершил преступление, предал Родину, его осудили, и его дело засекречено, а, значит, нельзя с ним ознакомиться. Но мы должны рассказывать о преступлениях и о борьбе с ними. У нас в войсках Красной армии были военные прокуроры, которые надзирали за законностью. Отметить этот факт очень важно. Война войной, это высшая форма несправедливости на Земле. Но наши военнослужащие законность соблюдали. И те военнослужащие Красной армии, которые преступали черту закона, несли ответственность: либо уголовную, либо дисциплинарную.

— Василий Михайлович, Информационный портал Sm.News, в том числе региональная белгородская страница, уже не раз касались темы искажений и фальсификаций истории. Тема законности в Красной армии как-то пересекается с этой проблематикой?

— Да, конечно. В некоторых странах пытаются называть Красную армию оккупантами. Но если мы были не освободителями, а захватчиками каких-то стран, то зачем нам было соблюдать социалистическую законность? Почему мы не действовали, как действовали немецкие оккупанты и их союзники, которые расстреливали людей без суда и следствия?

— С какими наиболее вопиющими фактами искажения истории вы сталкивались за последние годы?

— Это как раз обвинения в беззакониях со стороны военнослужащих Красной армии на территориях зарубежных стран, которые мы освобождали. Если и были преступления среди советских военнослужащих, то всё это пресекалось, это во-первых. Второй момент: шла мобилизация военно-полевыми военкоматами. Например, при освобождении Украины собрали молодёжь призывного возраста и направили добивать врага. А эта молодёжь пережила оккупацию, и взгляды этих людей на законность проверить было крайне сложно, а кто-то из них даже успел повоевать в УПА. Пример не случаен, я читал текст допроса о смертельном ранении генерала армии Николая Ватутина под Ровно. Один из членов УПА отвечал о другом сообщнике, что того ранее мобилизовали в Красную армию. Попадание случайных, недостойных людей в Красную армию никак нельзя было полностью исключить. Вот они-то и совершали воинские преступления.

— Из-за качества документов в те времена?

— И воинский учёт был несовершенным, ведь шла война! До сих пор, при современных технологиях, невозможно наладить какой-то процесс идеальным образом. А десятилетия тому назад тоже случались сбои. И были люди, вынашивавшие преступные замыслы. Но боролись с ними в том числе и военные прокуроры, и органы «Смерш», которые расследовали такие дела и привлекали к уголовной ответственности вставших на преступный путь. Военные трибуналы судили виновных. И когда кто-то смеет называть советских воинов оккупантами, давайте посмотрим вот на что: а сколько за совершённые злодеяния и военные преступления осудили в вермахте? Скольких немецких военнослужащих гитлеровцы наказали в годы оккупации именно за совершённые преступления в отношении мирного населения? О таком неизвестно, и это пример наивысшей формы несправедливости в годы войны.

— А гитлеровцы как-то контролировали деяния своих союзников, которые стояли на оккупированной территории Белгородской области?

— В частях союзников были их представители по связям с немецким командованием. Но контролировали не с точки зрения соблюдения норм и правил ведения войны. А просто для взаимодействия, проще говоря, чтобы побеждать Красную армию. А в плане преступной деятельности этих мадьяр и румын никто не контролировал. Они бесконтрольно грабили, убивали, так же, как и сами немцы.

Напротив, соблюдение законности в Красной армии резко отличалось. Потерявшие родных, близких, боевых товарищей, испытав страшные лишения, переживая негодование к врагу советские воины могли переступать черту законности. Но даже тогда их контролировали и наказывали, привлекали к уголовной ответственности. Красная армия придерживалась буквы закона! В Красной армии соблюдалась законность даже во время боёв. Вот почему я считаю, что использовать слово «оккупанты» про советскую армию-освободительницу — это и есть вопиющая фальсификация истории.

— Василий Михайлович, готовясь к сегодняшнему докладу после участия в предыдущей конференции, что нового вы для себя открыли, что-то удивило?

— Когда изучал роль военной прокуратуры, конечно, удивило. Как раз то, как строго в наших войсках соблюдали законность, вот это и удивило. Казалось бы, думаешь, ведь была война, было не до этого. Тем не менее военные прокуроры очень строго следили за соблюдением законности. Поэтому роль военной прокуратуры и органов «Смерш» заслуживает уважения и своего места в исторической памяти. Они внесли свою лепту в поддержание порядка, а также в защиту гражданского населения на освобождаемой территории от произвола военных. Занимаясь профилактикой правонарушений, военные прокуроры и офицеры «Смерш» спасали также судьбы сотен тысяч солдат и офицеров.

— Долгие годы роман Владимира Богомолова «В августе сорок четвёртого» был единственным произведением, который формировал массовое представление о воинах «Смерш». А чем, по-вашему, была интересна их работа по поимке шпионов и диверсантов?

— Смотришь на уровень образования немецких разведчиков и удивляешься, как наши контрразведчики несмотря на это им противостояли, имея за спиной лишь ускоренные курсы подготовки. Зачастую смершевцы применяли нестандартные методы работы, на первый взгляд простые, но очень эффективные. Например, наши меняли правила ношения правительственных наград. Да и противник допускал провальные ошибки. Так, немцы разрабатывали-разрабатывали операцию, а потом взяли этому Шило-Таврину, который на Сталина должен был совершить покушение, и сделали наградные документы на орден Александра Невского. А диверсант действовал под видом офицера «Смерша». Патруль остановил его и удивился: откуда у офицера «Смерша» может быть полководческий орден Александра Невского? Вообще, благодаря смекалке советского оперработника считавшие себя сверхчеловеками, имевшие высшее образование представители противника не смогли переиграть советскую контрразведку. Смекалка русского солдата вообще, и смершевца в частности, не вписывается в европейский интеллектуальный подход.

— Вы упомянули порядок ношения наград…

— По инициативе «Смерш» отслеживалось ношение наград. Немцы допускали ошибки не только с нержавеющими скрепками для документов или с неподходящими гвоздями для обуви. Например, изготовили фальшивый орден Красной Звезды, где воин стоит не в сапогах, а в ботинках с обмотками.

Также отмечу, что многие смершевцы воевали бок о бок с другими красноармейцами. Зачастую офицер «Смерш» полка ходил в атаку вместе с солдатами в боевых порядках. А если брать оперативную группу управления разведки «Смерш» фронта, тогда да, там была уже другая подготовка и уровень. А низовые звенья «Смерша» — это были чернорабочие войны.

— Василий Михайлович, над какой книгой вы сейчас работаете?

— Звание Героя Российской Федерации было учреждено в марте 1992 года. Я сейчас работаю над книгой «Сыны земли белгородской — Герои России».

— А вы будете писать о Владимире Барковском, который получил звание Героя России за работу за границей во время Великой Отечественной?

— И о нём, конечно, тоже будет в новой книге. Как раз во время этой конференции наладил нужные контакты с историком разведки. Так бывает: только начинаешь работать, а тебе в руки идёт эта удача. Существует всё-таки братство исследователей, братство историков. Это нас объединяет, делает сильнее, и благодаря этому мы способны противодействовать неправде о нашей истории.

— Насколько сложно собирать информацию для книг?

— Порой вообще сложно понять, где именно находятся документы. Например, тайну гибели Ватутина узнавал в подробностях в архиве Службы безопасности Украины. Я последний российский исследователь, который успел поработать в архивах СБУ.

— Сложно ли открыть новую тему в военной истории?

— Соблюдалась ли социалистическая законность в годы великой Отечественной войны — это и есть новая и актуальная тема. Мы сейчас как раз и говорили о ней. Ещё раз повторюсь: да, законность соблюдалась. Были и упущения, ради объективности нужно и об этом говорить. Но в целом правда и закон были и остаются на нашей стороне.

Воевали мы четыре года, а изучать историю Великой Отечественной будем целую вечность. Великая Отечественна война породила 200 товарных вагонов документов, отчётов, докладных записок, боевых донесений, оперативных сводок и так далее.

— Спасибо!

В качестве приложения к интервью вкратце приводим доклад Василия Журахова «Дезинформирование органами «Смерш» разведслужб противника в период Курской битвы. Некоторые страницы истории».

19 апреля 1943 года Иосиф Виссарионович Сталин подписал постановление Совета народных комиссаров СССР, в соответствии с которым Управление особых отделов НКВД было передано в Наркомат Обороны и преобразовано в главное управление контрразведки «Смерш».

К началу лета 1943 года реорганизация органов «Смерш» была практически завершена. Основные кадровые назначения были произведены в соответствии со штатным расписанием, утверждённым 27 апреля 1943 года.

Начальником ГУКР «Смерш» Сталин назначил комиссара госбезопасности 3-его ранга Виктора Абакумова, который одновременно объявлялся заместителем наркома обороны и починялся, как было написано в постановлении, «непосредственно ему».

По решению Совнаркома СССР органы «Смерш» наделялись следующими функциями: борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью разведок противника в частях и учреждениях Красной Армии. Главным противником советской военной контрразведки, сразу после её создания, стал Абвер – военная разведка фашисткой Германии, действовавшая при верховном командовании вермахта.

В Курской битве органы «Смерш» сыграли очень важную роль. Военным контрразведчикам во взаимодействии с разведчиками удалось раздобыть сведения о планах германского командования. Более того, была добыта информация, благодаря которой Генеральный штаб Красной Армии определил место и сроки проведения операции «Цитадель». Соответственно, располагая данными о планах противника и его вооружении, советское командование применило тактику «преднамеренной обороны», с последующим активным контрнаступлением по всей линии фронта.

Также перед органами «Смерш» была поставлена задача организовывать оперативные мероприятия по дезинформации неприятеля, с целью скрыть подготовку частей и соединений к предстоящей битве на Курской дуге.

Для выполнения поставленной задачи военные контрразведчики эффективно использовали радиоигры, в которых принимали участие 69 арестованных и перевербованных агентов Абвера. А, значит, сведения в их донесениях о передислокации войск или местах пребывания высшего командного состава Красной Армии не соответствовали действительности.

Продвижением стратегической дезинформации в немецкие разведцентры занимались сотрудники 3-го отдела ГУКР «Смерш» во взаимодействии с Генеральным штабом. Тексты подготовленных радиограмм передавались только после утверждения Генштабом.

В качестве примера рассмотрим фрагменты разведсводок одного из подразделений Абвера, содержащие неправдоподобные сведения о перемещениях И.В. Сталина. Их целью было запутать немецкое командование и отвлечь его от выполнения других задач в разгар Курской битвы. Дело в том, что в годы войны гитлеровские спецслужбы уделяли большое внимание планам физического уничтожения главы СССР.

В этой связи представляю выдержки из некоторых документов, хранящихся в фондах ЦАМО РФ.

«5 июля 1943 года 103-я команда Абвера информирует штаб Группы армий «Центр» о поездке И.В. Сталина в город Воронеж: «Надёжный агент доложил 18 июня 1943 года <….> согласно радиоперехвату в 1час 30 минут переговоров между Куйбышевым и Тбилиси, Сталин вернулся в Москву 17 июня 1943 года из кратковременной поездки в Воронеж».1

«20 июля 1943г. 103-я команда Абвера информирует штаб Группы армий «Центр» о том, что от надёжного агента 19 июля 1943 года получено следующее донесение: «18 июля в г. Ефремов (Тульская область) прибыл Сталин со штабом и маршалами Тимошенко, Жуковым и Голиковым на военный совет».2

«4 августа 1943г. 103-я команда Абвера информирует штаб Группы армий «Центр» о результатах совещания с участием И.В. Сталина, проходившем в г. Болхове Орловской области (освобождён 29 июля 1943г во время Курской битвы): «На совещании командного состава корпусов и армий, состоявшемся 1 августа в Болхове, Сталин заявил, что Орёл и Брянск должны быть безотлагательно взяты».3

Ознакомившись с вышеуказанными документами, можно сделать вывод: германскую разведку грамотно ввели в заблуждение. Ведь в настоящее время доподлинно известно, что в период войны Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин города Воронеж, Ефремов и Болхов не посещал. Отсюда вывод, что передача немцам ложных сведений о местах пребывания Иосифа Виссарионовича одна из мер обеспечения его личной безопасности.

Всё же фашистский Абвер вплоть до окончания Белгородско-Харьковской наступательной операции продолжал оставаться для советских спецслужб грозным врагом.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.