Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Смотрю на будущее Белгорода с оптимизмом

Смотрю на будущее Белгорода с оптимизмом
Фото vk.com/belgorodika, gre-kow.livejournal.com, romanenko.livejournal.com, varlamov.ru и из личного архива Евгения Ефимова
Исполнительный директор ООО Фирма «Автор» Евгений Ефимов ответил на вопросы корреспондента Sm.News об архитектуре, урбанистике и перспективах развития.

Евгений, сколько лет вы в профессии?

В 2005 году окончил БГТУ имени Шухова по специальности «Архитектура». После этого работал в нескольких проектных организациях, где прошёл путь от обычного архитектора до главного архитектора проекта. Последние три года работал заместителем главного архитектора Белгородской области. Получается всего 15 лет стажа.

Чем, на ваш взгляд, отличается архитектор от урбаниста и почему мнение урбанистов стало таким важным в последнее время, если судить по белгородскому сегменту интернета?

Мне кажется, само слово «урбанист» в последнее время упоминают с негативной точки зрения, а это неправильно. Наверно, это потому, что многие люди без специального образования стали представляться урбанистами. На первом этапе это даже хорошо, как популяризация профессии, которой у нас прежде не было. Но далее было бы неплохо, если бы пальму первенства перехватили всё-таки специалисты, и чтобы у нас урбанистика ассоциировалась действительно с профессионализмом. Урбанистика — наука о развитии города и архитектура — это, наверно, только один из многочисленных компонентов знаний урбаниста, таких же как и социология, озеленение, транспорт и так далее. Урбанисты сейчас на слуху, потому что только сейчас этих специалистов стали привлекать к проектам, и это, как правило, сложные общественно-значимые объекты и решения, которые противоречат устоявшемся понятиям. Но это не значит, что они неправильные.

Правильно ли говорить, что Белгород — это такой советский город, в котором пытаются распространить велодорожки или внедрить концепцию «город, удобный для пешеходов»? Насколько советское наследие оказалось тяжёлым в смысле современного развития города?

Ну, Белгород, безусловно, как и другие города России — они все наследники советского прошлого. И то, что сейчас пытаются сделать — это результат изучения успехов в других странах. Мы смотрим на Запад, который на десятки лет нас обгоняет в развитии транспорта, на те положительные кейсы, которые там реализованы, и хотим их применить у себя. В принципе, это здравая мысль, потому что там мы видим не только проекты в теории, но и то, как они работают на практике. Мы, например, можем приехать в город и посмотреть, как он изменилсячерез десятки лет после того как решили поменять приоритеты в сторону пешеходного движения. Но внедрить такие изменения у нас не просто, потому что всё-таки они прошли эволюционный путь, за полвека постепенно придя к тому, что мы видим. А мы приезжаем и хотим это сейчас сразу у себя сделать — это у нас революционный путь. К таким кардинальным изменениям должны быть готовы не только специалисты, но и сами жители городов.

Но насколько таким «революциям» мешает советское прошлое?

В части градостроительства большинство наших жилых единиц сформированы как микрорайоны. Это такой маленький жилой район, в котором есть все функции: есть социальная функция, торговая, жилая.То есть микрорайон — это такая зона, за пределы которой её житель теоретически может не выходить, если, допустим, работает дома или рядом. На самом деле это хорошая почва для реализации тех же европейских урбанистических ценностей, будь то велосипедизация или развитие пешеходного движения. У нас есть уже хороший пешеходный каркас внутри микрорайонов, основные бульвары приходят к центру жилого района. Советское прошлое никак не мешает развитию города. Я считаю, у нас сейчас единственный путь — это форсированное развитие. Мы отстали и должны быстро догонять.

Евгений, а до каких главных целей Белгороду предстоит эволюционировать с форсированной скоростью?

Как бы банально ни прозвучало — это город удобный для жизни. Если большинство людей передвигается на общественном транспорте, то, безусловно, его развитие должно стать приоритетом. Чтобы люди были здоровее, они должны больше двигаться, ходить пешком, отдыхать на свежем воздухе и заниматься спортом. Значит, нужно делать среду безбарьерной, а общественные пространства — удобными и привлекательными. Для привлечения туристов нужно уделить внимание архитектурному облику и удобству передвижения. Нужен долговременный план развития города, отражающий его индивидуальность. Таким документом может стать, например, мастер-план города.

Раньше жители Белгорода и агломерации тратили часть своих жизней в пробках на улице Щорса, и никто в суды из-за этого не подавал.

Думаю все воспринимали это как данность и не видели каких то возможностей кардинального изменения ситуации.

Недавно на Щорса сделали выделенные полосы для общественного транспорта. Почему такую реконструкцию осуществили именно у нас?

Такое происходит не только в Белгороде: по пути преимуществ для общественного транспорта активно идут Казань и Москва. В принципе, многие города сейчас постепенно поворачиваются лицом к общественному транспорту.Но то, что это правильно — поняли уже все. Но те проекты, которые сейчас реализуются в городах России в плане общественного транспорта, как мне кажется, не носят пока системного характера. Скорее, то, что происходит — это отдельные очаги. И это, как правило, волевое решение администрации. То есть, если руководство города или региона готово идти на такие шаги — дело пойдёт. Если власти не готовы, то, скорее всего, ни урбанисты, ни проектировщики, ни архитекторы не инициируют такие глобальные изменения. Сейчас у нас в администрации есть люди, которые хотят изменить город к лучшему, поэтому у нас это и происходит.

Всё движение на юге Белгорода нанизано на улицу Щорса, как поросёнок на вертел в трактире. Только раньше в пробках на Щорса томились все, и все привыкли, а теперь много недовольства автомобилистов. Вопрос: почему не сделали сразу всё в логическом порядке? Например, сначала перехватывающие бесплатные парковки вокруг Белгорода, а потом — реконструкцию Щорса.

Такой, образно говоря, вертел одновременно и плох, и хорош. Основная ось, улица Щорса и проспект Богдана Хмельницкого, разрезают город с юга на север. Выделенные полосы на магистрали, которая полностью связывает весь город, пронизывая его, дали очевидный эффект: средняя скорость автобусов возросла. Об очерёдности всего проекта и логичности шагов могу предположить, что идея выделенных полос витала в умах уже давно, но не было достаточного финансирования для реализации. Полагаю, что сначала решили сделать самое сложное и дорогостоящее — основную магистраль. Я считаю, что это правильно, потому что только сейчас можно понять и оценить, насколько быстрее огромное количество людей может попасть с юга Белгорода на его север всего за 20 рублей в автобусах. Главное — сделать стержень, а затем проще развивать второстепенные улицы и прочую инфраструктуру. Мне кажется, это правильно, хотя сейчас это и вызывает временные трудности. Опять же, на реконструкцию второстепенных улиц жители не обратили бы такого внимания. В этом же году в Белгороде сделали две двухуровневые развязки: улиц Студенческая и Калинина и улиц Сумская и Чичерина. С этим были связаны трудности для автотранспорта, но столько комментариев в интернете не вызвало.

И всё же, в теории, можно ли было сделать процесс более плавным?

Конечно, можно было делать всё долго, чтобы люди привыкали к изменениям постепенно. Сначала на второстепенных улицах — выделенные полосы и установка камер. Затем там бы убрали парковки. Затем, допустим, появились бы велодорожки, после — какие-то иные перекрёстки с другим перестроением. А потом бы сделали большую улицу. И тогда автомобилисты уже спокойнее бы восприняли все те изменения, которые одномоментно пришлось принять. На самом деле пошли быстрым путём, и, как мне кажется, сейчас по-другому нельзя.

Связана ли такая скорость и решительность с федеральным финансированием?

Безусловно, да. Были выделены средства, потому что Белгородская область уже многие годы лидирует по строительству и ремонту дорог. То есть, когда вы в срок осваиваете выделенные деньги, то, соответственно, в Москве видят, что идёт активное строительство и выделают дополнительные средства, которые регион может потратить на очередной проект. И когда сумма значительная, и её хватает на более масштабный этап реконструкции транспортно-дорожной системы, то в регионе предпочитают воспользоваться ей по максимуму. То есть, сделав сначала второстепенные улицы, реконструкции центрального проспекта мы могли бы не дождаться.

И всё-таки по поводу перехватывающих парковок. Для читателей из других областей поясним, что Белрегион — на первом месте в России по масштабам ИЖС благодаря целенаправленному выделению земельных участков и строительству в них доступной инфраструктуры. И вот люди понастроили коттеджей, из тысяч частных домов едут в город на работу, а тут им говорят, что Белгород теперь ориентируется на общественный транспорт. Но где же оставить машину, чтобы пересесть в автобус?

Перехватывающие парковки — это действительно правильно. Они нужны, потому что у нас развито ИЖС, как нигде в стране. Как я понимаю, на первом этапе власти приняли решение этими перехватывающими парковками считать парковки у торговых центров и автосалонов. Таких торговых площадей с бесплатными автостоянками есть немало и на юге, и на севере Белгорода. Но если автомобилисты станут действительно оставлять там машины массово, чтобы пересесть в общественный транспорт, то парковки переполнятся. А это уже будет невыгодно для торговых центров, куда неудобно будет добираться их целевым покупателям. То есть уже сейчас, следующим этапом развития, нужно думать о строительстве перехватывающих парковок в районах ИЖС при большом расстоянии до остановок и развития маршрутов подвозящего транспорта из районов ИЖС, чтобы люди могли быстро и комфортно попасть в центр города по той транспортной инфраструктуре, которую мы развиваем.

Итак, у Белгорода есть резерв — это строительство перехватывающих парковок, которые облегчат ситуацию. А есть ли шансы и перспективы развивать альтернативный общественный транспорт, используя рельеф Белгорода?

Да, предшествующие градоначальники упоминали такую идею. Это была бы возможность спуститься к центру с Харьковской горы, южной и самой густонаселённой части областного центра, используя её возвышенность. Теоретически это может быть и пассажирский фуникулёр, и монорельс на опорах. Нужно понимать, что общественный транспорт может быть достаточно разнообразен, и одними автобусами всё не ограничивается. Однако тот же московский монорельсовый транспорт теперь планируют закрыть как слишком затратный и малоперспективный. В Белгороде, особенно в ситуации приоритета общественного транспорта, его новые виды получили бы больше шансов. Можно посмотреть и в сторону развития фуникулёра, который с Харгоры по рельефу естественным образом может спускаться вниз. Сейчас с развитием электротранспорта проблема с большим перепадом рельефа уже не видится как непреодолимая. Электросамокаты, моноколёса, гироскутеры и электрические велосипеды уже используются, они доступны, и за ними будущее. Те велодорожки, которые в Белгороде сейчас строят, все почему-то воспринимают только для велодвижения…

…А большинство, к тому же, как тротуары для пеших прогулок.

Но в будущем это может стать артериями, по которым поедет больше индивидуального электротранспорта, и это значительно изменит ситуацию.

А так хотелось фуникулёр! Опять же, туристическая привлекательность.

Начало любого подобного проекта особенно затратно, для этого понадобился бы отдельный крупный федеральный транш. После, вероятно, затраты могли бы уменьшиться, а плату за проезд можно было бы пустить на дополнительное развитие. Но куда реальнее и быстрее сейчас — это увеличить пассажиропоток дальнейшим развитием проспекта Ватутина. По нему сейчас общественный транспорт не ходит из-за уклона. Знаю, что рассматривались планы пустить автобусы по улице 5 Августа, чтобы автобусы не преодолевали большую горку.

Но ведь пассажирский транспорт мог бы для начала успешно спускаться по проспекту Ватутина вниз.

Да, возможен и такой вариант. Безусловно, этот кратчайший путь попасть в центр с Горы можно и нужно использовать. Потому что этого можно достичь меньшими средствами и получить значительный эффект. А в дальнейшем уже можно думать о других видах транспорта.

Евгений, а что же с планами властей соединить этот мост, часть проспекта Ватутина, с железнодорожным вокзалом дополнительной дорогой?

Знаю, что в генплане Белгорода она есть, но насколько новая дорога решит проблемы загруженности других дорог — пока неизвестно. Потому что на тот момент, когда эта новая дорога панировалась, пока ещё в приоритете был автотранспорт. Теперь, когда более важным решили сделать общественный транспорт, какие-то иные связи окажутся важнее. Например, гораздо важнее могут оказаться дополнительные выделенные полосы и те же парковки для жителей микрорайонов ИЖС, о которых мы уже говорили. А также быстрее понадобятся транспортные узлы для автобусов, отстойно-разворотные площадки. Много ещё чего можно сделать, что улучшит в городе движение, помимо запланированной дороги. Кстати, часть её пролегла бы в районе консервного завода, и это ещё одна важная тема.

Большие промзоны в центре Белгорода?

Именно, если говорить не только про транспорт, но и в общем о развитии города. С учётом опыта и Москвы, и других российских городов ещё одним важным шагом станет развитие промзон в центре города. Осваивать большие промышленные зоны в Белгороде ещё предстоит. Возможно, построить для этого новые дороги — это будет хороший ход. Огромные и очень перспективные территории — это и Конпрок в самом центре рядом с набережной. А далее расположены не действующие активно сейчас цемзавод и завод по производству кислоты. Через эти территории можно сделать дополнительные соединения частей города дорогами. А связанность дорогами — это лучше для всех их пользователей, она также должна развиваться. Не нужно стремиться всё перекрыть пешеходными дорожками и запретить автомобильное движение полностью. Уж лучше ограничить его, заузив полосы, чтобы уменьшить скорость, но полностью его закрывать, я считаю, было бы не очень хорошо.

Новые пешеходные территории — это интересно.

В Белгороде не сформировались естественным образом улицы, которые можно сделать полностью пешеходными. Как это бывает, например, вдоль зданий, где на первых этажах сплошь кафе и магазины и постоянно много туристов. Делать улицы пешеходными искусственно и убирать полностью движение автотранспорта, если нет никаких предпосылок, нет смысла. В итоге мы получим улицу и без машин, и без людей.

Евгений, а с какими надеждами вы смотрите на дальнейшее развитие Белгорода, как города, удобного и для пешеходов, и для автомобилистов? Что вам подсказывают опыт и интуиция?

Безусловно, смотрю на будущее Белгорода с оптимизмом. Потому что я тут родился и собираюсь оставаться здесь жить и работать. Думаю, будущее у нас хорошее, если мы сейчас не свернём с этого сложного пути перемен и не побоимся трудностей. Нужно идти дальше. Уже сейчас опыт Белгорода всерьёз рассматривают другие города: опыт строительства улиц, опыт возведения малоэтажных жилых домов. Тот опыт, который накоплен у нас, уже рассматривают как пример. Нам нужно продолжать развитие, делая правильные выводы из ошибок. Думаю, в итоге условия станут лучше и для автомобилистов, и для пешеходов. То есть мы должны думать о всех и правильно расставлять приоритеты.

Существует мнение, что и без того небольшой прежде Белгород катастрофически пострадал в годы Великой Отечественной. Что вы думаете о сохранении остатков старой архитектуры в наши дни?

Считаю, это миф, что у нас в городе после войны якобы осталось три здания. На самом деле это не так, и в этом можно убедиться по многочисленным фотографиям, доступным сейчас в интернете. В центре очень много оставалось старых построек. И были целые кварталы каменных домов, которые можно было реконструировать до исходного вида, изменив, допустим, функцию с жилой на какую-то другую. Мы это растеряли, причём не сразу, а постепенно, с приходом разных мэров. Каждый хотел что-то снести и построить новое и считал, что невозможно дать вторую жизнь этим зданиям.Таким образом в Белгороде очень много снесли исторических зданий, и памятников архитектуры и просто тех построек, которые формировали историческую среду города. В итоге у нас сейчас практически невозможно погулять по старому Белгороду в границах какого-то квартала.

Помню, как на Левобережье сносили дом, в котором жил Герой России Владимир Барковский. А ведь можно было устроить там его музей.

Вы правы, за многие здания стоило бы побороться. И до нас сейчас дошли какие-то обрывки исторической городской застройки, единичные здания. А сейчас сносят квартал послевоенной постройки рядом с Центральным парком, отчасти возведённый военнопленными. Качество среды там было очень интересное: малоэтажная застройка, уютные дворики, отсечённые небольшими заборчиками от улицы. То есть там было совершенно приватное пространство, где можно было прекрасно почувствовать среду и быт того города. И оставить хотя бы один такой квартал, переосмыслив его назначение, было бы вполне возможно. Оставшиеся точечные здания, безусловно, не формируют эпоху, не дают ощутить ту среду с утраченным прилегающим благоустройством. Я считаю, нельзя винить во всем войну: мы сами погубили свой исторический город. Это плохо.

А есть ли у Белгорода какое-то будущее в смысле привлечения туристов хотя бы псевдоисторической архитектурой?

До определённого времени я считал, что раз у нас мало зданий с классической архитектурой, то такие здания нужно проектировать и строить в историческом центре. Но познакомившись с подходом в Европе к историческому наследию, творчеством архитекторов, я сейчас понимаю, что так делать нельзя. Потому что тогда нужно всё делать по старым технологиям, с соответствующей штукатуркой, фигурным кирпичом, с квалифицированными мастерами. А если мы всё имитируем пластиком и другими современными аналогами, то и получится что-то искусственное, что может произвести впечатление даже не на каждого обывателя. Строить современные здания, имитируя старое, я думаю, не нужно. И путь Белгорода, как мне кажется, — делать что-то новое и действительно достойное. А для этого надо приглашать сюда архитекторов с именами, устраивать конкурсы. Причём результаты этих конкурсов не должны остаться на бумаге, а должны быть реализованы, как задумывал автор. Можно делать знаковые архитектурные памятники, которые характерны для современной эпохи. Чтобы к нам приехали люди и посмотрели уже не старый город, которого нет, а посмотрели новый город, новую архитектуру интересных авторов — это сейчас несложно. Нужна воля власти, воля инвестора, чтобы привлекать лучших архитекторов, не ограничиваться своими специалистами. Тогда мы действительно можем преобразить город, сделать несколько точек притяжения для жителей и гостей города. Это может появиться не только в облике одного здания, а виде реконструкции общественных пространств. То есть мы можем сейчас сделать новый город, новый Белгород.

А есть ли в Белгороде интересные, на ваш взгляд, новые здания?

Из современной архитектуры — это офисное здание «Мираторга» на проспекте Богдана Хмельницкого. Очень лаконичные формы, выполнено из дорогих материалов. Там фасад антрацитового цвета, сделанный из керамических панелей. Автор — европейский архитектор, и вид соответствующий. Если брать жильё, то, как мне кажется, очень современно смотрится «Новая жизнь».

Там симпатичный подход к проектированию домов с прозрачными лестничными клетками и сделано очень хорошее благоустройство. Здание аэропорта тоже одно из лучших среди тех, которые я видел в Российских городах.

А насколько архитектурные власти в регионе, скажем так, настроены на улучшения?

В архитектуре Белгородской области увеличили требования к качеству и составу архитектурных проектов, и авторам приходится больше думать, придумывать какие-то интересные решения, применять современные долговечные материалы. Но всё равно, я считаю, этого мало, потому что должны быть здания с именами. Благодаря имени архитектора люди приходят посмотреть на его творение. И такие архитекторы есть, в том числе и у нас в России. Появление таких объектов станет для архитекторов Белгорода стимулом роста. И такие объекты также повысят туристическую привлекательность города, придадут ему новый имидж.

Евгений, а что вы думаете о развитии новых креативных пространств?

Запрос на появлении арт-пространств витает в воздухе. Появившегося в этом году «Октября» будет недостаточно, поскольку места там немного. Я уже видел проекты организации арт-пространств в разных локациях, в том числе в промзонах. Многие инвесторы к этому подходят, многие хотят сделать. Думаю, новые творческие кластеры неизбежно где-то ещё точно появятся.

Вы видите перспективы дальнейшего развития сферы ИЖС, которой белгородцы так гордятся?

В эпоху пандемии мы поняли, что имеющим дом куда легче перенести ограничения, чем запертым в квартирах. Знаю, что у людей участилось желание и арендовать дома с этой целью, и даже какой-то спрос появился на покупку новых коттеджей. Однако хочу отметить, что изначально у нас был взят вектор на слишком большие участки. Даже взглянув на американскую модель, мы видим бо́льшую плотность. То есть там участки гораздо меньше, а домов на территориях больше. Соответственно, на одном клочке земли проживает больше людей, ради которых можно уже и автобус пустить, и развить какую-то инфраструктуру, может быстрее и магазин появиться. Думаю, в будущем существующие участки должны подвергнуться изменениям. Возможно, лучшим решением станет уплотнение застройки.

Таунхаусы?

Или, допустим, дуплекс на две семьи или флэтхаус на три-четыре семьи. Думаю, это будущее нашего ИЖС, потому что неизбежны проблемы с оплатой растущих налогов на недвижимость и использованием и поддержанием инфраструктуры в рабочем состоянии. Особенно когда домовладельцы просто не справляются с содержанием лишних соток земли.

А заметна ли эволюция у белгородских микрорайонов ИЖС?

Проектируя первые микрорайоны ИЖС, мы начинали с каких-то наиболее простых моделей застраивая участок полностью частными домами. Но потом стало понятно, что в таком районе никогда не появится социальная инфраструктура. И тогда районы стали проектировать, выделяя участки для застройки различной плотности стреднеэтажными и многоэтажными домами. Как пример можно привести район Восточный, микрорайоны Разумное-57 и Новосадовый-41. А есть и самый свежий пример — микрорайон ИЖС «Новая жизнь», интересный эстетически. В нём дома выдвинули на красную линию, то есть перед домом у тебя забора нет. Забор проходит как бы по фасаду дома. И фасады домов открыты, заборы полупрозрачные. И это позволяет сформировать облик самого посёлка. Потому то предыдущие микрорайоны ИЖС — это разнокалиберные и разномастные дома, закрытые высокими заборами. И вся архитектурная красота, которую люди попытались вложить в свои строения, теряется за высоким забором.

Что ещё, по-вашему, может измениться в подходе людей к своим частным домам?

У нас таков менталитет: мы строим раз и на всю жизнь, чтоб это детям нашим досталось. Многое из этого в итоге становится не нужным.Может быть, впоследствии многие будут строить недорогие небольшие каркасные дома и чаще менять их в зависимости от потребностей. Это позволит сформировать рынок домов. И то, как выглядит твой дом и прилегающий участок, будет напрямую влиять на стоимость при продаже. А это, в свою очередь, подстегнёт и других собственников к положительным изменениям. На данном этапе, думаю, целесообразно было бы внедрить минимальные требования к облику домов и участков перед ними.

Какую ещё проблему вы видите в развитии ИЖС?

Однородное в социальном плане население — это плохо. Неправильно в один микрорайон ИЖС поселять получивших жильё по программе переселения из ветхого жилья, например. Это ведёт к образованию гетто и усилению социального неравенства. Надеюсь, у нас будут учитывать и это тоже. Если брать опыт Европы, то во многих странах на государственном уровне решили: в одном доме не может всё жильё быть арендным или не может всё жильё быть только для богатых. Например, в новом доме может быть только 30 % жилья арендного, а остальное ты продаёшь. Понятно, что в тех 30 процентах квартир люди будут чаще сменяться, и достаток у них будет меньше. Что касается многоквартирного жилья, то не должен весь дом быть из однокомнатных квартир, нельзя. Вот к такому же «нельзя» на государственном уровне должны прийти и мы. Строить только то, что хорошо берут — это не про будущее, это про сейчас. Про будущее пока никто не думает.

Как бы вы определили механизм для скорейшего достижения более развитого будущего?

Нужно начинать с глобальных целей и стратегий развития на большие сроки. Дальше должны вытекать кратковременные задачи для достижения большой цели. Тогда будет понятно, для чего мы сейчас должны терпеть временные неудобства с чем-то мириться. Будет понятна цель! Вообще, до марта 2020 года всем и всё было более понятно, как развиваться, и общие тренды. С эпидемией коронавируса появились новые проблемы, которые придётся решать. С учётом ограничения массовых скоплений народа и опыта более развитых стран будут нужны микрорайоны с шаговой доступностью всего необходимого. Если достичь этого, то и проблема общественного транспорта станет менее острой. То есть уже сейчас нужно думать о здоровье населения за счёт более правильного образа жизни и правильно организованного города.

Вы имеете в виду, что в тех же новых районах ИЖС нужно планировать и бесплатные или дешёвые общественные пространства для тех, кто работает удалённо?

Да, и это тоже. Пандемия дала возможность увидеть, что многие, в принципе, могут не ездить в офис, что коворкинг — это хорошо. Показали свои плюсы те районы, в которых собраны функциии жилья, и работы, и досуга, есть где заняться спортом и купить всё необходимое. Все эти функции и должны быть собраны в одном районе в радиусе 15-минутной пешеходной доступности. Думаю, это будет следующий шаг в развитии Белгорода после того, как мы пройдём транспортную реформу, то есть уже отдадим приоритет общественному транспорту и пешеходам. Следующим этапом должны стать перестраивание имеющихся районов и планирование будущих районов с прицелом на 15-минутную доступность всего необходимого для жизни. Идеальный горожанин будущего не будет проводить часы в автомобиле или в переполненном общественном транспорте. Он добирается пешком или на индивидуальном электротранспорте всюду, куда понадобится.

А как же зимой?

Немало стран с похожим климатом развиваются по пути приоритета пешеходам и велосипедистам, здесь нужно только желание. Если первыми очищать от снега полосы для общественного транспорта, вело- и пешеходные дорожки, то и люди будут отдавать приоритет им.

С учётом высокой управляемости в обществе и того, что все изменения идут сверху и полностью зависят от чиновников, нужно ли просвещать народ и обсуждать проекты?

Конечно нужно! Когда идёт обсуждение и звучит много мнений, даже эксперт может среди них услышать какое-то новое решение. Нужно обсуждать проект и информировать о его реализации. Доводить до людей стратегические цели, рассказывать про успешный опыт других городов.

Что помогает вашему оптимизму?

Я вижу положительные сдвиги во всех сферах жизни. Пусть эти примеры и разбросаны по разным городам, но в эру информационных технологий никто не мешает нам использовать только лучшие примеры. Везде всё возможно, достаточно лишь комбинации усилий власти, специалистов, и жителей, и всё получится. Да, смотрю в будущее с оптимизмом, пусть для этого и понадобится немало времени. Мы сейчас на пороге изменений.

Спасибо!

Яндекс.Метрика